ШЕСТЬ ДНЕЙ В КОМИ

«Зачем тебе это надо и что ты там забыл?» – примерно так, с изрядной долей скептицизма, напутствовали меня перед поездкой в коми знакомые ухтинцы, давно и прочно обосновавшиеся в Москве. В действительности же я ничего не мог забыть на заснеженных просторах, где некогда обитали древние коми-зыряне, коми-пермяки и удмурты. Просто ранее не добирался до берегов Печоры и Вычегды. Но вот представился повод съездить в те края: экипажи четырех полноприводных «соболей» и одной «газели» отправились в шестидневный автопробег «Северное ожерелье 2018» – прокладывать туристский маршрут второй категории сложности.

Текст и фото: Петр Лихолитов

За каких-то шесть дней мы должны были преодолеть около 1410 км. Круговой маршрут пробега был проложен через населенные пункты, сами названия которых манили и тревожили одновременно: Сыктывкар – Корткерос – Усть-Кулом – Дон – Помоздино – Верхнеижемский – Троицко-Печорск – Комсомольск-на-Печоре – Якша – Сосногорск – Ухта – Евма – Эжолты – Сыктывкар.

ПРЕДЪЯВИТЕ ПАСПОРТ!

У каждого автопробега есть сверхзадача. Была таковая и у организаторов «Северного ожерелья 2018». Говоря канцелярским языком чиновничества, она заключалась в «сертификации услуг и паспортизации маршрута авто-тура «Северное ожерелье» протяженностью около 1410 км.

В переводе на общечеловеческий это значит, что участникам пробега в течение шести дней предстояло понять для себя, смогут ли они – опытные автопутешественники, имеющие за плечами поездки «на дальняк», например, из Питера в Киркенес или из Сортавалы в Нарьян-Мар – найти для себя что-то интересное в Республике Коми. Попутно предполагалось выяснить, устроит ли дорогих гостей коми-комфорт с туалетом системы «сортир» на улице даже в новопостроенных гостевых домах и центрах отдыха, бесхитростный придорожный общепит, да и собственно коми-дороги, порой заснеженные, несмотря на солнечный март.

Не желая ударить лицом в грязь, министерство культуры, туризма и архивного дела Республики Коми и республиканская Федерация туризма предложили участникам пробега круговой маршрут Сыктывкар – Ухта – Сыктывкар с блиц-заездами то в Важкурью к церкви Рождества Пресвятой Богородицы, то в Якшу на лосеферму, то в Помоздино в музей в краеведческий музей, а то и на лыжный фестиваль «Лямпиада» в Большелуге… Программа каждого дня, скажем прямо, была перенасыщена встречами, экскурсиями и прочим сбором материала. При этом ежедневные пробеги получались неслабыми – от двухсот до четырехсот километров, особенно с учетом все еще короткого светового дня и естественного желания записать «на цифру» природные красоты северного края. И вот тут самое время в двух словах сказать об автомобилях, на которых мы ехали, и которые позволили в общем и целом выполнить такую непростую задачу.

«СОБОЛЬ» – НЕ ШУТКА

В день старта пробега, 10 марта, на «трассу легли», как уже было сказано, пять в разной степени прокачанных «маршрутки»: четыре полноприводных «Соболя 4х4» и одна «Газель». Силовой обвес, лебедки, экспедиционные багажники, дополнительный свет, лифт-комплекты, внедорожная резина, усиленные амортизаторы… А водитель головного «Соболя» Петр Груздев оснастил свой автобус не только австралийскими амортизаторами Pedders, но еще и пневмоподвеской, возможности которой он демонстрировал, на ходу варьируя ее высоту от 12 до 16 см. В общем, с таким арсеналом можно было ломиться в куда более дикие места, не то что в обжитую Республику Коми!

Внедорожный тюнинг и экспедиционная загрузка машин не сделала их тихоходами. Колонна стабильно держала скорость 80 км/ч, а в некоторых случаях «газоны» неслись и под 110 км/ч. Благо, водители оказались все как на подбор, а кое-кто даже имел убедительный опыт раллийных гонок. Ускоряться же приходилось, чтобы наверстать время, потраченное на вызволение машин из снежного плена. Происходило это как нарочно там – на нечищеном проселке или в коридоре, пробитом в глубоком сугробе среди леса – откуда только что спокойно выбирались какие-нибудь «Жигули» с местными номерами. Тогда все члены команды максимально мобилизовывались и принимались за дело: цепляли стропы, лебедились, вытаскивали тяжелогруженые автобусы из засады.

БОЛЬШЕЛУГ. ЛЯМПИАДА

В первый же день пробега мы добрались до села Большелуг Корткеросского района. Там мой словарь коми языка пополнился сразу несколькими новыми словами: лямпы (широкие, подбитые мехом охотничьи лыжи), лызи (смазанные жиром лыжи для оттепели) и койбедь (одиночная лыжная палка, которой еще проверяют капканы).

Собственно в это сельское поселение мы прибыли не просто так, а посмотреть на «Лямпиаду» – республиканский лыжный фестиваль, где спортсмены гоняются на беговых лыжах, а также на лямпах и лызях. Причем в последних двух дисциплинах лыжники выступают в национальных охотничьих накидках лузанах (прямоугольник из сукна или холста с отверстием для головы) с палкой-койбедью в руке. Спринтеры бегут дистанции от двух до десяти километров, а победители определяются в личном зачете по возрастным категориям. Например, 72-летний Василий Степанович Павлов, хозяин гостевого дома «Митрей Вась керка» в селе Дон Усть-Куломского района, у которого мы остановились тем же вечером, победил в категории старше 71 года.

Ну, вот кто-то скажет, мол, стоит ли оно того – ехать на лыжную гонку со стартом во дворе обычной школы. Так может думать только тот, кто не знает, что Коми – это родина лыж! Да-да, именно здесь в Висском торфянике археологи нашли навершие лыжи, украшенное скульптурным изображением головы лося и датируемое VII–VI тысячелетием до н.э. То есть, лыжи здесь появились еще в эпоху мезолита среднекаменного века! В общем, если вы следите за противостоянием современных биатлонистов Антона Шипулина и Мартена Фуркада, вы просто обязаны побывать на Лямпиаде в Большелуге! Думается, вашего знания коми языка теперь достаточно, чтобы понять, откуда взялось слово «Лямпиада».

ДОН. МИТРЕЙ ВАСЬ КЕРКА

Гостевой дом упомянутого уже Василия Степановича Павлова (на коми манер он Степан Вась) в селе Дон не просто база отдыха, но еще и самопальный музей.

В одной половине избы представлены предметы коми быта: всякие разные туеса, сплетенные из лыка пестери, боченки для браги, рогатина для похода на медведя. Здесь же большая русская печь и полати, растянувшись на которых можно сладко проспать хоть до утра, хоть до вечера!

За другой дверью представлена уже не уютная изба, а некая «жилплощадь» советского образца с легко узнаваемыми приметами эпохи развитого социализма: батареей фотоаппаратов ФЭД, переходящим красным знаменем, цветастым постером из иллюстрированного журнала «На решения партии и правительства – ответим выполнением плана 1973 г.», кубками и медалями за спортивные достижения…

Эту часть экспозиции можно было бы причислить к разряду «развесистой клюквы», до сих пор активно впариваемой иностранным туристам на Старом Арбате или Никольской улице в Москве, если бы не одно «но». Все экспонаты – и переходящее красное знамя, и кубки, и медали – заслуженные награды того самого Василия Степановича, который однажды вывесил над крыльцом дома 1892 года постройки табличку «Купеч Митрей керка» («Дом купца Дмитрия»). Советская власть отмечала его образцовую службу в пограничных войсках с 1965 по 1968 гг. (тогда служили по три года) и трудовые достижения на гражданке, а нынешняя – в 2016 году одарила дипломом победителя республиканского конкурса «Лучший гостевой дом».

Сам Степан Вась отнюдь недаром именует себя «купеч». Он действительно образцовый хозяин, спортсмен, а теперь еще и собиратель традиций и предметов народного быта. Поговорить с ним по душам о прошлом, настоящем и будущем, зарядиться его спокойной уверенностью в своих силах – просто необходимо!

ЯКША. ЛОСЕТЕРАПИЯ

Раньше я знал, что лось – это не только несколько десятков килограммов мяса, а также молоко, побеждающее гастриты и лейкемию, но и ценные рога. Теперь я не смотрю на лесного исполина столь прагматически. После общения с лосятами на ферме в поселке Якша, что в Печоро-Илычском заповеднике, я убедился в исключительной пользе лосетерапии, которая практически ничем не уступает енототерапии! Запустив обе пятерни в блестящий на солнце мех сохатого, можно безостановочно «когтить» его холку, пока зверь увлеченно поглощает свой завтрак из деревянной кормушки.

К слову, знаете ли вы, что лоси не откажутся и от бананов, почему-то все еще не растущих в местных хвойных лесах? Во всяком случае, лосихи Стеша и Любава с лосефермы вмиг смолотили припасенную мной для себя банановую гроздь. Им еще нет и года – они родились в прошлом июне – но каждая весит существенно больше, чем стокилограммовый я. Вес взрослого животного может достигать 480 кг (самки) и 500–540 кг (самцы). Все потому, что на лосеферме у них сбалансированное питание – комбикорм, капуста, морковка… А еще лоси разговаривают: я сам был свидетелем того, как завидев заведующую лосефермой Светлану Владимировну Акатьеву с мешком фруктово-овощных лакомств, уже подращенные парнокопытные один за другим отчетливо заревели: «Маамаа!..»

Кормление лося – особая разновидность лосетерапии. Поначалу ты боишься, что двухметровый бурый зверь просто по невнимательности отхватит твою окоченевшую ладошку с капустным листом. Но скоро понимаешь, что войлочная или плюшевая верхняя губа-ноздря парнокопытного здоровяка прямо-таки создана, чтобы деликатно реквизировать у двуногих принесенные ими угощенья.

Что ценно – для желающих ознакомиться с нормами выпойки, кормления лосят и взрослых особей, а также возможностями использования лосей в условиях бездорожья лесо-таежной зоны под седлом, вьюком и в санной упряжке круглый год организуются экскурсии на лосеферму.

ТРИ ПРИЧИНЫ «ЗЫРЯНИТЬ»

Намотав на одометр своего «газона» что-то около полутора тысяч коми-километров, каждый участник пробега «Северное ожерелье 2018» смог сделать свой вывод относительно того, готов ли он вновь вместе со всеми домочадцами отправиться по круговому маршруту Сыктывкар – Ухта – Сыктывкар или, например, попытаться добраться до плато Маньпупунер (Столбы выветривания) с его знаменитыми мансийскими болванами.

Могу здесь поделиться мнением одного из участников поездки, объяснившего где-то на середине маршрута, зачем бы он, имея возможность выбирать между Прибалтикой, Финляндией и Норвегией, направился бы в Республику Коми. Итак, три основных фактора могут привлечь автопутешественника. Свободные от заторов из фур дороги с хорошим покрытием, очищенные от снега и окруженные живописнейшими лесами. Это первое. Второе – настоящие коми деревни, не обезображенные новостроем. И, наконец, третье – люди, влюбленные в свой край и готовые открыть его пытливому путешественнику. Как когда-то, в мае-июне 1889 года, коми-зыряне открыли неброскую красоту своей земли студенту московского университета Василию Кандинскому, впоследствии культовому художнику ХХ века. Будущий основоположник абстракционизма записал тогда в свой дневник: «Я положительно влюблен в зырян…».

Очарованный северной природой, Василий Васильевич даже придумал свое собственное название для поездок в Коми – «зырянить». И если современных автопутешественников не смущают некоторые «детские болезни» коми инфраструктуры, то не вижу причин, почему бы им не «позырянить», скажем, уже этим летом.

Автор выражает признательность организаторам автопробега «Северное ожерелье 2018» в лице министерства культуры, туризма и архивного дела Республики Коми, Федерации туризма Республики Коми, Федерации туризма Республики Карелия, многофункциональному туристическому комплексу «Финно-угорский этнокультурный парк» и Коми отделению Русского географического общества. Отдельное спасибо Горьковскому автомобильному заводу за проект «ГАЗ путешествия» и надежные комфортабельные машины.