БЕСПРЕДЕЛЬЩИК

Свершилось! Наконец-то мы проверили Rokon не русскими снегами, а грязищей и болотами. Вот отчет из первых рук.

ДЕРНИ ЗА ВЕРЕВОЧКУ…

В Тверскую область мы взяли и два ведущих колеса — мотовездеход Rokon, и четыре — квадрик ATV Stels 800D: компанией кататься все-таки веселее. Мотоцикл тоже не тот, что прежде: вместо модели Trail-Breaker на этот раз я оседлал Ranger, привезенный в Россию для изучения спроса. Напомню: этот аппарат комплектуется пятисильным движком Honda. В базе он не имеет передней подвески, однако специально для российского покупателя американцы ее установили. Пока есть устойчивое ощущение, что наш потребитель все же предпочтет подрессоренный передок жесткому. Приехав в деревню, скатили квадрик с прицепа, а мотик выгрузили из чрева огромного Ford Excursion, в котором кроме Rokon уместилось четыре человека и изрядное количество вещей. Ranger не имеет электрического стартера — только веревочный. После двух дней езды на нем у меня немного побаливает правое плечо — надергался. Двигатель, правда, запускается отлично, с одной-двух попыток, но все же о заветной кнопочке, оживляющей мотор, порой мечтается. У данной модели нет и аккумуляторной батареи, так что о выключении зажигания можно не беспокоиться — разрядить нечего. Замок зажигания у Rokon, кстати, настолько примитивный, снабженный простейшим ключом, что, кажется, он вовсе не нужен. Однозначно его следует убирать с боковой панели: пару раз я ненароком выключил зажигание сапогом, а один раз ключ повернулся от хлестнувшей по нему ветки.

ПЕРВЫЕ КИЛОМЕТРЫ

Итак, нас четверо. Двое на квадрике — это понятно, но каково придется двоим на «Роконе»? Хотя сзади и имеются подушка сиденья и подножки, эта техника все же не очень приспособ­лена для езды вдвоем. Да и не просто должно быть на бездорожье на двух колесах. Опасения в том, что в отсутствие подвески сзади мой попутчик через первую сотню метров запротестует против дальнейшего совместного продвижения, не оправдались. Широкая удобная подушка сиденья и мягкая шина — два этих обстоятельства позволяют ездить вторым номером. А вот подножки у пассажира очень неудобные. Неясно, почему их поставили так высоко: колени у человека нормального роста оказываются чуть ли не возле ушей. На ровном участке дороги, с пассажиром сзади, мне удалось развить 32 км/ч, судя по показаниям Garmin. Забегая вперед, сообщу, что при одиночной езде этот показатель вырос до 45 км/ч. Наконец, нудный грейдер заканчивается. Догнавший нас в поле егерь на уазике весьма скептически осматривает наш диковинный транспорт и изрекает: «Ерундовая машина — открытые звездочки и цепи и сезон в наших условиях не протянут». «Веское» замечание, но доля истины в этом высказывании, как кажется, присутствует: я тоже не вполне понимаю, как поведут себя эти передачи, перемалывая глину и песок. Это вам все-таки не снег. Ну да поглядим, а пока — вперед, куда уазики на стандартных колесах уже не ходят. Глубокие колеи, оставленные лесовозами, лужи, подболоченные обочины — такая привычная, знакомая каждому нашему сельскому жителю дорога. Для квадрика это, конечно, семечки, но еще увереннее чувствуешь здесь себя на Rokon. Засады можно объехать, а если и нельзя, то ни малейшего намека на то, что вездеход застрянет, я не испытал ни разу. Тяги на второй передаче хватает почти всегда. Широкие колеса имеют отличное сцепление со скользкой глиной, не ¬возникает опасного бокового соскальзывания при маневрировании. Попутчик мой, правда, давно втиснулся на сиденье Stels, который сдюжит и с тремя людьми на борту, мне же вдвоем равновесие не удержать, петляя между луж, пробираясь по бровкам колеи.

ИСПЫТАНИЕ БОЛОТОМ

Цель наша — лесное озеро, высмотренное на карте. Дорога, разбегаясь по лесным делянкам, постепенно сходит на нет — выкатываемся на поле, где и упираемся в мелиоративную канаву с крутыми откосами. Rokon ее практически не замечает. Надо лишь сгруппироваться, привстать на подножках и перенести вес тела к рулю, чтобы не опрокинуться через заднее колесо, выезжая наверх. Квадрик, как шар в масле, катается по дну канавы: колеса мигом срывают дерн и шлифуют по глине. В дело пускаем лебедку. Выясняется, что джойстик ее управления находится чересчур далеко от рукоятки руля: не получается лебедиться и рулить одновременно, а это нужно. Пока ползем наверх, из залитого под пробку бака сочится бензин: уплотнение ее оставляет желать лучшего. Воссоединяемся на другой стороне, чтобы тут же столкнуться с другим препятствием, и лебедка тут уже не поможет: вдаль уходит совершенно заболоченная просека. Она и выводит к озеру, но по ней не то что ехать — идти тяжело. Ноги тонут в мягком, напитанном водой мху по колено, иногда ухаешь по бедра. Конечно, можно пройти ее на лебедке, благо деревьев по краям хватает, но сколько на это уйдет времени! И что бы вы думали? Rokon здесь запросто едет! Вот что значат малый вес, широкие шины, тяговитый мотор и грамотная трансмиссия. Колеса почти не проваливаются, а если местами они и тонут по ступицы, то можно просто привстать и чуть подтолкнуть мотоцикл вперед усилием ног. Этого всегда достаточно, чтобы не встать окончательно. Квадрик пролетел метра три, бодро вышвырнул из-под всех четырех колес (блокировка, естественно, включена) мох вперемежку с рыжей водой и смиренно лег защитой рамы на пружинистое, водянистое ложе, словно говоря: «Нет, ребята, мы так не договаривались, тут я бессилен». К озеру по очереди скатались все члены нашей небольшой команды — уж больно большое удовольствие получаешь оттого, что едешь там, где, казалось бы, это немыслимо.

ЛУЧШЕ НЕ НЫРЯТЬ

Еще одно испытание на профпригодность — просека под ЛЭП, а потом и вдоль газовой магистрали. Думаю, людям, искушенным в оффроуде, знакомым с нашими реалиями, не стоит объяснять, какую можно встретить в подобных местах дорогу. И снова Rokon впереди, демонстрирует чудеса проходимости. Stels тоже справляется, но с трудом. К тому же он не любит водных преград, скоростного прохождения луж. Два раза мы делали вынужденный привал из-за того, что мотор квадрика переставал держать обороты. На холостых еще как-то работает, но стоит нажать на курок газа, как глохнет. Все дело в свече зажигания, которую заливает, несмотря на резиновое уплотнение на высоковольтном наконечнике. С помощью бумажных салфеток выбираем воду из колодца свечи, лишь после этого мотор возвращается к нормальной жизни. На мой взгляд, у Rokon с водозащитой тоже не все идеально. Постоянно испытываю страх, ныряя в лужи: не залить бы воздушный фильтр, расположенный под правым коленом. Был бы он хотя бы под сиденьем, уже было бы спокойнее. Однажды не удержал равновесие и завалился в лужу на правый бок. Вода хлынула в сапоги… и, как выяснилось через минуту, в фильтр и далее в цилиндр — все это произошло в мгновенье ока. Пришлось выкручивать свечу, дергая за шнур стартера, удалять воду из цилиндра, выдувать воду из фильтра. После всех этих процедур двигатель ожил: гидроудар, к счастью, не схватили. Конечно, цилиндр не закупоришь и шноркель тоже можно утопить, но если форсировать водные преграды планируется регулярно, то Rokon желательно к этому как-то готовить.

ПРАВ ЛИ ЕГЕРЬ?

Помните скептицизм егеря? В первый день нашего теста, после 45 км пробега все три цепи вытянулись, особенно сильно — длинная, идущая от редуктора не переднем крыле к промежуточной звездочке на рычаге подвески. Для новых цепей это, в принципе, нормальное явление. Однако после подтяжки, операции отнюдь не сложной, вытяжка стала заметна и пос­ле второго дня, схожего по километражу. Видимо, на сезон цепей хватит, а то и не на один: Rokon все-таки производят уже более полувека, все огрехи конструкции, вероятно, давно изжиты. Если все же цепи вытянутся, то заменить их труд не большой. Хуже, если расходным материалом окажутся звездочки: тут уж без заказа оригинальных запчастей из-за океана не обойтись. Несмотря на этот неприятный осадок, Rokon в очередной раз поразил меня своей всепролазностью. В данном случае рекламный­ слоган «Едет везде» не является преувеличением — так оно и есть!

За два дня, проехав около 80 км, мы истратили примерно бак — 10 литров бензина. Очень неплохой показатель для внедорожной техники. Квадрик сжег примерно в два раза больше, он, правда, и вез существенно больше. Вез заметно быстрее, пока дорожные условия это поз­воляли, но вставал всякий раз, когда предел проходимости был достигнут. На Rokon мы этого предела, сколько ни искали, не нашли. Наверное, он существует, но где-то далеко, а раз так, то уж в такой стране как наша, с ее-то лесами, лугами, болотами и прочими красотами, заокеанская техника должна найти спрос, даже несмотря на свою высокую стои¬мость.

Оцените статью